Калуга

Тарас Астахов: «Сельский туризм в России развивается, но пока хаотично»

«АгроТуризмАссоциация» объединяет людей, неравнодушных к сельскому туризму в России и ратующих за его цивилизованное развитие. Организация существует с 2005 года. Ее председатель Тарас Астахов (фото), выступая в Алтайском крае на первом международном форуме «Сельский туризм в России», сказал, что этому виду деятельности необходим свой закон. В интервью RATA-news он объяснил, зачем владельцам гостевых домов нужно выходить в правовое поле и как они должны выстраивать взаимоотношения с турбизнесом.

 

 

– Что представляет собой сегодня сельский туризм в России?

– Это уже оформленный вид деятельности, который, к сожалению, развивается хаотично. Но – развивается, и это очень важно. Есть динамика – увеличение числа сельских усадеб и людей, которые этим занимаются, а также спроса со стороны туристов.

Растет и внимание власти. Много где стали понимать, что сельский туризм может иметь большое значение и для сохранения села, и для развития сельского хозяйства и территории вообще. В 2006 году я познакомился с одним из руководителей Первомайского района Ульяновской области, который сам стоял на стенде и представлял ресурсы своего региона. Теперь там достаточно активно развивается сельский туризм, потому что власти увидели перспективы направления. Хотелось бы, чтобы и на федеральном уровне пришло понимание, что этот вид деятельности нужно структурировать, упорядочить, создать закон, какую-то структуру, которая могла бы заниматься объединением и развитием направления.

За время существования нашей ассоциации мы успели побывать в большинстве регионов, где развивается сельский туризм. В 2010 году мы поставили перед собой задачу – показать и самим себе, и другим, что агротуризм в России в каждом регионе представлен хотя бы одним гостевым домом. И мы эту задачу выполнили, причем не искусственно. Нашли гостевой дом даже на Чукотке.

Сейчас на нашем сайте www.agritourism.ru официально зарегистрированы 1080 сельских усадеб. На самом деле их больше – кто-то сейчас ожидает регистрации, кто-то по каким-то причинам пока не регистрируется. Я не согласен с официальными данными, которые говорят, что сегодня в России всего 1,5 тысячи сельских домов. Их больше 4 тысяч, просто не все легализованы. Люди не хотят себя «показывать», потому что боятся обременений со стороны разных контролирующих органов. Чтобы они захотели выйти из тени, нужен закон о сельском туризме, который дал бы им возможность понятно, просто и технологично заниматься своим делом.

 

– А что даст сельскому туризму свой закон?

– Сегодня ни сами владельцы гостевых домов, ни потенциальные потребители этих услуг, ни органы власти толком не понимают, что это и как с этим работать. Большой специалист в этом вопросе резидент Европейской федерации сельского и фермерского туризма Клаус Эрлих говорил в Белокурихе на форуме «Сельский туризм в России», что очень сложно дать определение этому явлению, поскольку оно находится на стыке сельского хозяйства и туризма. Поэтому понятия только сельского хозяйства или только туризма в чистом виде к нему неприменимы. Если мы создадим экономическую и правовую базу для сельского туризма, его будет проще развивать. И вот тогда уже необходимо будет привлекать специалистов из области туризма, чтобы правильно продвигать этот продукт на рынок.

 

– Какие функции в развитии агротуризма в России выполняет ваша ассоциация?

– Основная наша функция – популяризация этого вида туризма. Что мы делаем? В 2006 году создали сайт, который развивается. Выпустили около 20 методических пособий, посвященных разным аспектам развития сельского туризма. Участвуем во всех значимых тематических мероприятиях, включая туристические выставки. С удовольствием помогаем средствам массовой информации в поиске героев для передач и публикаций на эту тему.

Еще одно направление, которое мы начали развивать в прошлом году – кооперация с вузами, где есть специальности «менеджер сельского туризма». Сейчас ведем переговоры, чтобы со следующего года запустить программу дистанционного обучения, используя накопленный методический материал и ресурсы нашего сайта.

 

– Кто чаще проявляет инициативу в развитии сельского туризма в России – сами сельские жители, которые начинают строить усадьбы и приглашать туристов, или власти, которые видят потенциал и предлагают людям заняться этим?

– Есть разные примеры. В приграничных регионах, допустим, в Карелии, была возможность получать гранты Евросоюза на развитие сельского туризма. Люди, которые этим занялись, ездили по деревням, с помощью определенной методики выявляли хозяйства, которые могут принимать туристов, учили их обслуживать гостей, возрождали народные промыслы – и через какое-то время туда зачастили гости. Односельчане, увидев, что соседи начали зарабатывать деньги, тоже решили подключиться, и сейчас число усадеб в Карелии растет, как снежный ком.

Но откуда бы ни исходила инициатива, если люди последовательно идут по своему пути, то получается в итоге и у тех, кто хочет развивать свое хозяйство, и у тех, кто хочет развивать территорию.

 

– Вы говорите, что в основе всего лежит экономика. Это означает, что сельский туризм – это бизнес, а гостевой дом как средство размещения – одно из звеньев большой индустрии туризма. Как встроить те усадьбы, которые уже созданы и легализованы, в систему агентских и операторских продаж? И нужно ли это делать?

– К сожалению, наше отставание в развитии сельского туризма – отражение общей ситуации в бизнесе. Эта культура у нас стала внедряться относительно недавно, и нужно, чтобы выросло поколение, которое умеет заниматься бизнесом, понимает, что важно не только произвести товар или услугу, но и правильно продать. Если ты просто построишь усадьбу, повесишь на доме табличку «сдаю», сядешь на завалинку и будешь ждать туристов, к тебе никто не придет. Но до понимания, что надо платить какой-то организации, которая возьмется продавать тебя профессионально, эти «бизнесмены» пока не доросли.

В странах, где развивается сельский туризм, накоплен разный опыт. Например, в Австрии владельцы гостевых домов отчисляют 5% от своих продаж на развитие и содержание организации, которая их объединяет и занимается продвижением. Владельцы усадеб знают, что, если они попали в ее ресурс, будут чувствовать себя хорошо – за ними присмотрят, помогут организовать бизнес. Они понимают, что от них теперь не требуется никаких усилий для привлечения к себе внимания, а 5% – небольшие деньги за хороший поток туристов.

В Италии и Франции, на тот момент, когда я там был – в 2006 году, сельские усадьбы платили подобной организации фиксированную ставку – €50 в год. Сейчас, возможно, эта сумма изменилась. За эти деньги они тоже получали и консультации, и возможность размещать информацию о своем гостевом доме на общем портале.

Какую из этих систем лучше использовать в России – нужно смотреть. Пока, к сожалению, ни одна из них не заработает. По двум причинам. Во-первых, повторю, многие не хотят легализоваться, во-вторых, каждые 1,5-2 тыс. рублей для них большие деньги, которые могут пригодиться в хозяйстве. И пока они не убедятся в эффективности вклада, вряд ли пойдут на это. Когда начинаешь объяснять, насколько важна реклама и маркетинг, многие, к сожалению, воспринимают это как попытку «развести на деньги». Нужно, чтобы прошло время, чтобы владельцы усадеб поняли – к соседу едут потому, что он где-то поместил информацию о себе, и восприняли это как руководство к действию.

 

– Как можно наладить взаимодействие с турбизнесом?

– Я вижу два пути. Первый – объяснять, что информация на сайте турфирмы или ассоциации, которая занимается продвижением объектов сельского туризма, увеличит их продажи, и та комиссия, которую они заплатят, будет стоить того. Второй путь – использовать удачные хозяйства в качестве точек остановок на маршрутах туроператоров.

 

– Может ли сельский туризм стать массовым?

– У нас есть такой пример. Потомки Лермонтова выкупили у государства его фамильную усадьбу и создали там все условия для настоящего сельского туризма. Туристы могут приехать и пожить в том доме, где бывал великий поэт. Главный флигель сдается под мероприятия, в одном живут хозяева, а гостевые предназначены для постояльцев. Это стоит недешево, но турист может окунуться в атмосферу настоящей российской дворянской усадьбы. Ведь здесь нет ограждений и ограничений, как в музее, гость волен присесть на диван, погулять, потрогать все своими руками. Вот тот эксклюзив, который может дать сельский туризм.

Но с другой стороны – посмотрите на Европу. В Италии, по некоторым оценкам, до 50% объема рынка туристических услуг занимает сельский туризм. Я прикинул – это огромные деньги, оборот, по моим подсчетам, в два раза превышающий годовой бюджет министерства сельского хозяйства России. Я видел туристов, которые выбирают этот вид отдыха, общался с ними. Разные, но совершенно обычные люди, просто они любят путешествовать активно и самостоятельно планируют свой отдых.

Я думаю, что если и у нас будет создана понятная система, которая позволит владельцам сельских домов цивилизованно заниматься своим делом, а туристам – пользоваться их услугами, если будет проведена классификация и стандартизация этих услуг, отремонтированы дороги и решены вопросы безопасности, то сельский туризм в России будет обречен на массовость.

 

Анна Вальцева, специально для RATA-news

Версия для печати