Калуга

Юлия Алчеева: «Банковские вклады защищены лишь частично – почему же туристы должны получать 100% за несостоявшиеся туры?»

Инструменты, защищающие туристов от банкротств туроператоров, работают, хотя и не идеально. Как считает исполнительный директор страховой компании ERV и руководитель рабочей группы по страхованию ответственности туроператоров Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Юлия Алчеева, улучшить ситуацию можно двумя путями: установив лимиты по выплатам компенсаций туристам, как это сделано по банковским вкладам, и ужесточив для туроператоров механизм ухода с рынка.

Как считает г-жа Алчеева, при нынешней системе стопроцентного страхования обязательств туроператора перед туристами страховой бизнес не может сотрудничать с туристическими компаниями. «Мы говорим об этом на всех площадках, в ВСС, что, пока нас вынуждают играть по таким непонятным правилам и принимать на себя огромные страховые суммы, страхового бизнеса не будет. Пожалуйста, усиливайте свои фонды: персональный, резервный, какие хотите», – заявила она, выступая в рамках образовательной программы «MITT Академия» в дни работы выставки.

По словам эксперта, начиная с 2005-2006 гг. страховой бизнес прошел чистку, которая в турбизнесе началась гораздо позже. На страховом рынке осталось всего 200 компаний, а 20 лет назад их было почти 1000. «Центробанк за нами следит очень строго, есть обязательное членство в СРО. Есть многочисленные стандарты. У Центробанка есть четкий курс на то, что должны остаться только те, кто прозрачен, финансово устойчив и кому можно доверять. Каждый страховщик обязан публиковать всю финансовую отчетность, аудиторские заключения, лицензионные документы, список страховых агентов, турфирм, с которыми работает и т.д. Отчетность ЦБ открытая. Если вы хотите посмотреть, как себя чувствует страховщик, можете все проанализировать», – рассказала эксперт.

По мнению Юлии Алчеевой, страхование как инструмент защиты интересов туристов будет работать лучше, если ужесточить возможность ухода туроператора с рынка. Вход на рынок затруднен финансовыми барьерами – компаниям надо заплатить страховщику, в фонды «Турпомощи». А вот выход в случае неудачного бизнеса – очень легкий. «Это тревожит страховщиков, не дает возможности правильно оценить вероятность наступления страхового события. Мы бы охотнее работали с туроператорами, если бы решение о том, может ли компания вести деятельность, принималось регулятором. Сейчас никто не анализирует, почему туроператор остановился», – сказала г-жа Алчеева.

Она рассказала, что в аналогичной ситуации в страховом бизнесе компания сначала получает от Центробанка предписание исправить недостатки, а значит уже не может заключать новые договоры, но должна исполнять уже взятые на себя обязательства. Если недоработки в обозначенное время не исправлены, у страховщика отзывается лицензия. «А туроператоры за лето наращивают убытки и уходят в пике, как это сделал Владимир Воробьев. Судя по всему, никто из ушедших не пытался минимизировать ущерб – все набирали по-максимуму, а потом уходили. Понятно, что они не для того создают компании, чтобы уйти с рынка, они делают бизнес и в какой-то момент понимают, что точка невозврата пройдена – но продолжают наращивать обороты. Та же «Натали Турс» в последние годы не была крупным туроператором, откуда же у нее оказался долг более миллиарда рублей? Такой долг нельзя набрать за короткое время. Я убеждена, что турбизнесу необходим реальный регулятор с контролирующими полномочиями», – подчеркнула г-жа Алчеева.

Она предложила ввести лимит выплат компенсаций по турам в случае ухода туроператора: «Если закрывается банк, максимальная сумма компенсации по вкладу – 1,4 млн рублей. Почему же вкладчик должен получать лимитированную защиту, а турист – максимальную, причем независимо от стоимости тура?»

По мнению эксперта, необходимо просчитать реальный лимит, который можно обеспечить договором страхования и/или фондом персональной ответственности туроператора. «И тогда у туристов не будет ложных ожиданий. Еще никто в мире не придумал стопроцентной защиты от банкротства. В 2018 году, по нашим подсчетам, от ухода туроператоров пострадало порядка 30 тыс. туристов. Страховщики выплатили 250 млн рублей, «Турпомощь» потратила 83 млн рублей на вывоз туристов «Жемчужной реки». Есть инструменты, они работают, но их нужно совершенствовать», – отметила Юлия Алчеева.

Отвечая на вопросы, она подчеркнула, что выступает против введения обязательного страхования туроператоров для страховщиков по типу ОСАГО, против страхования агентской деятельности, которую предлагают ввести некоторые эксперты, а также против страхования каждой путевки.

«Некоторые предлагают сделать страхование ответственности туроператоров обязательным для страховщиков. Но это бизнес, я могу иметь лицензию на ОСАГО или туристическое страхование, а могу не иметь. У каждого страховщика – свои емкости по размещению каких-либо рисков в портфеле. Это ведь не просто подписание договора. Центробанк контролирует: если кто-то из страховщиков взял на себя ответственность в определенном размере, то он должен обеспечить эту ответственность реальными резервами», – пояснила г-жа Алчеева.

А по поводу страхования каждой путевки она привела такой довод: «Если бы в 2014 году, когда пострадали более 60 тыс. туристов «Лабиринта», была застрахована каждая путевка, страховщики выплатили бы 3,2 млрд рублей. Это соответствует страховой премии по рискам при запуске ракеты-носителя "Союз"».

 

Ирина Сафронова, специально для RATA-news

Версия для печати