Калуга

Зачем «КрасЭйр» поделили на авиакомпанию и аэропорт

Какие сложности возникли с разделением "Красэйр" на авиакомпанию и аэропорт и как собираются дальше участвовать в его бизнесе частные владельцы, «Коммерсанту» рассказал генеральный директор авиакомпании «Красноярские авиалинии» Борис Абрамович.

- Что помешало выделить аэропорт раньше?

- Процесс разделения компаний весьма сложен. Разногласия были в вопросах устава и разделительного баланса, но это были вопросы технологического плана. Мы доказывали, что те или иные активы должны принадлежать авиакомпании, а другие - аэропорту. С чем-то государство соглашалось, с чем-то - нет. Например, кому должны принадлежать стоянки для самолетов? Как базовая авиакомпания аэропорта "Красэйр" должна иметь собственные стоянки, а аэропорт хотел бы на этом зарабатывать. Или другой вопрос - ангары. Аэропорт сам хотел бы иметь перспективу оказания услуг по техническому обслуживанию, но авиакомпания понимает, что без базы ей тоже не обойтись. Мы нашли компромисс, где-то уступили, где-то государство согласилось с нашими предложениями. Мы также решили вопрос уставных отношений между акционерами. Нам было важно, чтобы наш миноритарный пакет работал.\

- В чем смысл выделения аэропорта, когда его акционеры остались прежними? Достигается ли цель, которую преследует государство, обязав авиакомпании отказаться от владения аэропортами?

- Это зависит не от акционеров, а от менеджеров. Так как я сам менеджер, я все это прошел. Был период, когда и мы не пускали перевозчиков в Емельяново. Потом, когда мы поняли, что базовая авиакомпания сдерживает развитие аэропорта, мы создали там стыковочный узел. Теперь этими бизнесами управляют два разных менеджмента, которым акционеры ставят разные задачи. Аэропорт будет увеличивать свою прибыль, привлекая перевозчиков, а авиакомпания - повышать эффективность перевозок, не делая ставку на один аэропорт, хотя он для нее и важен.

- Вы будете продавать свои акции аэропорта?

- Пока не намерен. На этапе становления я хотел бы защищать свою позицию, но не диктовать. Уверен, что менеджмент аэропорта и так понимает, что нельзя разрушать то, что работает и дает реальный рост объемов. Но со временем, думаю, долю акций можно будет сократить.

- Сколько "Красэйр" теряет по балансовой стоимости от выделения имущества аэропорта? Не повлияет ли это на соотношение активов государства и частных акционеров в создающейся авиакомпании AiRUinon?

- Слово "теряет" не подходит. Когда мы делали предварительную оценку активов, мы условно уже выделяли аэропорт. И Pacholi, и Deloitte & Touche оценивают "Красэйр" без аэропорта, и все, что мы предлагали государству по стоимости AiRUnion как перевозчика, было также без учета активов в Емельяново.

- В постановлении указано, что доля государства составит "не менее 45%". Есть ли вероятность того, что на окончательном этапе она станет больше 50%?

- Если бы государство имело амбиции довести свое участие до контроля, то формулировка была бы "не менее 51%".

Версия для печати