Интурмаркет 2020 02.10

Наши люди на рейсе из Бургаса. Свидетельство очевидца

Сутки вместо двух часов «летел» летел из Бургаса в Москву рейс авиакомпании «Трансаэро». Боинг-747 должен был взлететь в 20.15 в понедельник 16 июня и, соответственно, через два часа приземлиться в «Домодедово». Однако в московском аэропорту пассажиры оказались только в 19.00 во вторник 17 июня.

Вариантов происшествия журналисты набросали уже немало, в том числе и относительно поведения авиакомпании. В технических подробностях инцидента должна разобраться специальная комиссия Минтранса. Так или иначе, но, к счастью, никто не пострадал. Шуму эта история наделала много – в основном, из-за того, что в числе пассажиров оказался известный музыкальный продюссер Максим Фадеев. Он быстро подключил прессу и погнал эмоциональную волну, из которой следует, что, помимо всех неприятностей, главной проблемой пассажиров, как обычно в таких ситуациях, было полное отсутствие информации.

Но были на этом борту и наши люди. Генеральный директор московской компании «ВСК-тур» Юрий Кузнецов летал в Болгарию на выходные, проведать семью, которая там отдыхает. С информационным вакуумом Юрий боролся своими методами. Приводим его рассказал - без комментариев.

«Когда мы в понедельник приехали в аэропорт Бургаса на регистрацию, выяснилось, что наш самолет еще не вылетел из Москвы. Взлететь мы должны были в 20.15, зарегистрировали нас с задержкой на 2 часа, самолет прибыл с 4-часовым опозданием. Нам объявляли об очередном переносе рейса – и больше ничего. Около 22.00 выдали ланч-боксы и, врать не буду, о том, что можно получить питание, много раз объявляли по громкой связи. Но потом мы сидели уже в накопителе – и информации никакой. Рейсов в этом время отправлялось много, зал забит, по два-три человека в одном кресле, много детей, дети плачут, мамы дергаются - тяжело.

Народ занервничал, стали требовать представителя «Трансаэро», найти не могли. Потом пришел какой-то мужик, вроде как представитель, но толком сказать ничего не мог. Ему посоветовали быстро уйти, пока не набили морду. Народ к этому времени уже принял, обстановка накалялась, информации никакой. Были попытки пинать ногами информационную будку, призывы никого не впускать и не выпускать. Ну хоть что-нибудь скажите людям – что, когда, какие перспективы! Ничего. Тут еще выяснилось, что с нашим самолетом в Болгарию прилетела теща одного из пассажиров, она ему по телефону сказала, что им не выдали багаж, потому что не открылись грузовые люки. Народ затребовал переговоров с экипажем. Командир экипажа пришел только через несколько часов, перед самой посадкой, когда многие уже зашли в автобус. Он сказал, что все в порядке, самолет исправный, летим. Было около 3 часов ночи.

Расселись, вроде вздохнули с облегчением. И вдруг самолет поехал медленно и как-то вбок. Люди, которые у окон сидели, наблюдали, как техники бежали рядом и пытались под колеса двигающегося самолета подставить тормозные колодки. А двигатели не включены, света в салоне нет. Самолет немного проехал, накренился и встал. Появились пожарные машины, шланги раскручивают, скорая помощь подъехала. В салоне паника. Кому-то плохо, дети орут, женщины плачут. Потом командир экипажа сообщил, что есть проблема с тормозами, что нас высадят и отвезут в гостиницу. Долго ждали трап. Вышли – видим, самолет съехал с рулевой дорожки в траву. Многие пассажиры это засняли на мобильники и фотоаппараты. Часам к 4 утра нас вернули в тот же накопитель, где мы и сидели после регистрации. И опять никакой информации. Тут уж обстановка совсем накалилась. Кто-то начал подтаскивать стулья, чтобы перекрывать выходы, нервы у всех были на пределе.

Часов в 6 утра болгары предложили нам отправиться в гостиницу, но народ заведенный, стали отказываться – вы, мол, хотите от нас избавиться. Совсем плохо дело. И тогда я позвонил Ирине Петровой (генеральный директор компании «Солвекс»), я у нее билет покупал. Ирина связался меня с Ольгой Вороненковой (начальник отдел продаж компании «Трансаэро турс», консолидатора рейса). Вскоре появился представитель «Трансаэро» (эти функции в Варне и Бургасе выполняет компания Golden Air), он назвал три гостиницы, куда повезут пассажиров, поклялся, что самолет без пассажиров не улетит, что людей покормят завтраком, будет возможность помыться и отдохнуть. И народ поехал. Но некоторые все равно хотели остаться в аэропорту – контролировать ситуацию. Я тоже остался, всего нас человек 70. Я сказал оставшимся, что решение это добровольное, и претензий к авиакомпании по поводу нашего неразмещения в гостинице мы потом предъявить не сможем.

Потом представители «Трансаэро» постоянно были с нами в контакте, кормили, давали кофе, чай, колу. Просили еще кофе – нам приносили. Спрашивали, не надо ли что еще. Мы вызвали врача, он осмотрел тех, кому это было необходимо, давление померил, таблетки дал. Так целый день и просидели. Мы ждали из Москвы другой самолет, информация у нас была постоянно, и мы были спокойны. Я держал связь с Ольгой Вороненковой и еще подключил свои каналы, так что сведения получал из двух источников. Несколько раз мне говорили, что самолет вот-вот за нами вылетит, вот уже вылетел, нет, пока не вылетел. Когда после 13.00 оба источника сообщили, что самолет в «Домодедово» на рулежке, сказал народу, что борт за нами отправили. Мы видели, как он приземлился в Бургасе.

Привезли тех, кто был в гостинице. Они сказали, что завтраком их покормили, а обед – за свой счет. Но это со слов, утверждать не могу. Командир экипажа снова к нам пришел. Народ волновался за багаж, мол, вдруг не перегрузят – нам выдали багаж, все снова прошли регистрацию и досмотр. Примерно в 17.00 мы вылетели в Москву.

 В «Домодедово» нам организовали зеленую улицу: через границу прошли за три минуты, багаж – за три минуты. Рейс встречали съемочные группы разных каналов, но с камерами их, видимо, в аэропорт не пустили. Корреспонденты вылавливали пассажиров на выходе, спрашивали, кто из Бургаса, и просили дать интервью. Тех, кто соглашался, вели за пределы аэропорта, меня чуть ли не в кусты привели».

Вот что вчера сообщила телекомпании НТВ генеральный директор «Трансаэро» Ольга Плешакова»: «Во время стоянки самолет начал непроизвольное движение в сторону земли с покрытия аэропорта, и скатился на шесть метров на землю. Основную причину произошедшего установит комиссия. Но предварительно это несогласованные действия аэропорта по уборке колодок лайнера».

Вчера же Минтранс РФ распространил сообщение, что авиационные власти России проверят деятельность авиакомпании «Трансаэро» из-за большого количества задержек рейсов. «Росавиацией совместно с Ространснадзором создана специальная комиссия, которая до конца июня проведет анализ причин задержек рейсов авиакомпании «Трансаэро», а также произошедшего инцидента в Бургасе. (Ирина Тюрина, RATA-news)

Версия для печати