Калуга

Алексей Мишин: «Хостелы ломают стереотип, что многоместное размещение не бывает комфортным»

Столичные хостелы оказались между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, продолжается яростная борьба с этими объектами в жилом фонде, о чем мы неоднократно писали, с другой – термин «хостел» до сих пор не оформлен законодательно. Но и помощь порой приходит, откуда не ждали: в Москве возродилась Ассоциация хостелов. О ее целях и задачах, о ситуации в этом сегменте гостиничного рынка рассказывает создатель организации и владелец хостела Fasol Алексей Мишин.

- Алексей, кого объединяет ассоциация, общаетесь ли вы с другими профильными организациями?

- Нашему объединению чуть меньше года, сейчас в ассоциации 12 членов, но многие – в процессе оформления. В 2015 году, когда открылся Fasol Hostel, как раз началось освещение в СМИ темы борьбы с хостелами в жилом фонде. А я изначально стремился работать по всем правилам. Взялся разбираться в вопросе, познакомился с коллегами – Лига хостелов, Ассоциация малых отелей Санкт-Петербурга, наблюдал этапы битвы с законотворцами. Увы, с тех пор явного прогресса нет, кроме принятия ГОСТа по хостелам, который носит рекомендательный характер и не решает вопрос понятия «Хостел» и того формата, в котором он может существовать. А я убежден, что исходить надо из общего видения развития хостельного бизнеса в столице, отлаживать качество сервиса. Так и созрела идея объединить людей, думающих так же.

На мой взгляд, не стоит зацикливаться на противостоянии «жилой-нежилой фонд». Предлагаю мыслить глобальнее с учетом всех деталей от открытия/строительства хостела, до качества предоставляемых услуг. По сути, хостелы отличаются от гостиниц только многоместным размещением, а остальные детали, такие как качество сервиса, чистота, безопасность и комфорт, должны быть на том же высоком уровне. Вне зависимости от числа кроватей в номере, туристу гарантирован наилучший комфорт за меньшие деньги, чем в гостиницах. Но пока у большинства россиян понятие «хостел» ассоциируется, в лучшем случае, с общежитием, а то и с ночлежкой. И это, помимо всего прочего, портит не только туристический имидж Москвы, но и инвестиционную привлекательность хостельного бизнеса. Притом что городу есть, чем похвастаться: примерно пятнадцатью хостелами можно просто гордиться – например, Netizen, GoodMood, Godzilla, Fasol, Clever hostel, Roof.

 

- Какую поддержку ассоциация может предложить хостельерам?

- Понятно, что каждый микробизнес в одиночку свои проблемы не решит. Наша основная миссия – сформировать своего рода сервис «одного окна» для представителей хостельного рынка в общении с руководством Москвы и федеральными органами. Мы активно взаимодействуем со столичным Департаментом спорта и туризма и в целом находим там понимание. Накопим опыт – распространим его на всю Россию. Планируем общаться с регионами, решать проблемы российских хостелов «общим фронтом», представлять интересы этого сегмента системно, а не разрозненно.

Уже сейчас мы предоставляем членам ассоциации помощь бухгалтерии и услуги профессиональных юристов, в определенном объеме – бесплатно. Ведь многие владельцы микробизнеса не могут платить хорошему специалисту и подвергают риску свою деятельность.

Совместно с компанией «Отель Эксперт», которая занимается классификацией отелей и принимает активное участие в разработке нормативных документов, связанных с туризмом и гостиничной деятельностью, мы готовим стандарты для хостелов на уровне Москвы, в дальнейшем будем стараться внедрить их на федеральном уровне. С МГИИТ им. Сенкевича разрабатываем программы обучения для студентов, повышения квалификации для хостельеров и бизнес-лаборатории для проведения мастер-классов и лекций по теме хостелов.

Планируем совместно с институтом проводить среди школьников и абитуриентов «ликбез» на тему, что такое хостел. Дело в том, что у человека, пришедшего работать в эту сферу, есть большой профессиональный бонус: он не попадает в узкий коридорчик функций, как обычно бывает у линейного сотрудника крупного отеля, а быстро уясняет для себя механизм функционирования средства размещения в целом. Это ценнейшие навыки, с которыми потом спокойно можно идти работать в гостиницы более высокого ранга.

А если глобально, то наша задача – разрушить стереотип, что многоместное размещение не может быть комфортным. Современный хостел – это не железные кровати, понатыканные в трехкомнатной квартире, а помещение с большими общественными зонами, кино- и тренажерным залом, библиотекой, дискуссионным клубом. С персональными спальными зонами, где есть розетки, столики, занавески-ширмы и даже телевизоры.

 

- И как вы предполагаете добиться такого понимания?

- Прежде всего, необходимо сформировать унифицированные и строгие требования. Прописать, что такое хостел, какие он должен предоставлять услуги, каковы должны быть общественные и спальные зоны – в деталях, вплоть до требований к матрасам, розеткам и освещению. Особенно к общим зонам: в гостинице постояльцы обычно сидят по номерам или в лобби, уткнувшись в девайсы. Хостелы же – особый мир, где люди знакомятся, общаются, и важно создать для них соответствующую обстановку. Кстати, большинство хостелов, расположенных в жилом фонде, в этом смысле сильно проигрывают: где пообщаться или поиграть в настольные игры десятку человек? На пятиметровой кухне?

Хостелы в жилых домах имеют право на существование, если они отвечают всем нормам средств размещения, но лично я склоняюсь к большей сепаратности. Лучше проектировать помещения с учетом потребностей индустрии и поддерживать атмосферу сообщества путешественников. Например, мы в Fasol Hostel, помимо того, что отвели большие площади под общие зоны, запустили волонтерский проект. К нам приезжают волонтеры из Бразилии, Индии, Европы. Живут бесплатно, но организуют экскурсии, музеи, выезды в парки и т.д., проводят вечера национальной кухни.

 

- Какие вопросы этого сегмента рынка, на ваш взгляд, необходимо решить в первую очередь?

- Наболевшая проблема – устаревшие СНиПы и СанПИны. Они принуждают хостелы следовать правилам гостиниц советского времени, что очень трудно. Та же общая кухня: как ее классифицировать? Люди готовят еду сами, из своих продуктов. Это не ресторан, тем не менее еда здесь в круглосуточном доступе, это кухня самообслуживания.

Далее – стирка белья. Если это стирка личных вещей гостей – не прачечная полного цикла. Как этот процесс регламентировать?

Ну а хостелы в жилых домах дают дополнительную нагрузку на энергосеть, коммуникации и т.д., да и сложности создают соседям. При этом открыть такой объект размещения в квартире намного дешевле. Я как бизнесмен не понимаю, что это за конкуренция: юридические лица несут налоговую и арендную нагрузку многократно большую, чем индивидуальные предприниматели, владеющие хостелами в квартирах. В результате они могут себе позволить продавать места по 300, 200, даже 150 рублей за ночь. А мы в Fasol не можем опустить цену ниже себестоимости 600 рублей.

Это не значит, что хостелы в жилых домах – всегда плохо, нет. Я к тому, что, вне зависимости от типа здания, нужно обеспечивать гостям качественный сервис, безопасность и чтобы это еще не мешало жильцам домов. Вопрос тоже надо решать на законодательном уровне.

 

- Планирует ли ассоциация сотрудничать с турфирмами, продвигать хостелы по этим каналам?

- Да, переговоры ведем. Но, к сожалению, сейчас турбизнесу хостелы неинтересны. Говорят, что номерной фонд недостаточный для больших групп, комиссия крошечная, нет смысла связываться. К тому же, всем нужны двухместные номера с отдельными санузлами. Говорю: господа, а если мы в рамках ассоциации предложим вам весь наш номерной фонд сразу? Почему бы не посотрудничать? Принимать спортивные, школьные, университетские группы… Спрос есть, но пока нам приходится напрямую искать всех этих клиентов. Ассоциация уже вышла на университеты Голландии, Германии, студенты едут и сервисом довольны. Поэтому, туроператоры, пожалуйста, обратите на нас внимание!

Нам также предстоит наладить контакты с поставщиками товаров и услуг для гостиниц, и мы готовы предложить взаимовыгодное партнерство. Сейчас создаем тендерную площадку, чтобы размещать оптовые заказы, закрывая общие потребности. Те же тапочки, беруши, зубные щетки – хотим, чтобы не каждый хостел заказывал их по чуть-чуть, а ассоциация – большими партиями и подрядчику это, по идее, интереснее.

 

- Что вы думаете насчет гибридных проектов, например, гостиница плюс хостел?

- У них большое будущее. Российские инвесторы оценили привлекательность комбо-объектов гостиница+хостел, хостел+капсульный отель. С учетом общих зон – ресторан, лобби и т.д. – это позволяет привить понимание хостельной субкультуры тем, для кого очень критичен санузел в номере, и которые ни за что не согласятся на многоместное размещение. Современные хостелы предоставляют такую возможность: живи отдельно, в комнате с ванной и двуспальной кроватью, а будет настроение – выходи пообщаться с другими постояльцами. Вот вам и возможность избежать вынужденной гостиничной уединенности.

Думаю, хостельный рынок будет развиваться взрывными темпами. Бизнес пошел, турист пошел, открытие некачественных хостелов в квартирах удалось приостановить. Что будет дальше с подобными объектами в жилом фонде, нам сообщит Госдума. А то, что хостелы сейчас стремительно завоевывают позиции на рынке гостеприимства, это очевидно.

Отличным стимулом станут Чемпионат мира 2018, Кубок конфедерации в июне 2017-го. Рынок становится более привлекателен для инвестора. Да, в системах бронирования в списке хостелов – по 400 объектов, но хороших – несколько десятков. И ниша еще не закрыта.

 

Кристина Голубева, специально для RATA-news

Версия для печати