Калуга

Эдуард Кузнецов: «Возможно, все надеются, что в какой-то момент конкуренты умрут и настанет золотой век»

Что означает нынешнее повышение активности потребителей? Когда закончится демпинг на туристическом рынке? В чем конечная цель наращивания объемов при нулевой прибыли? Каковы будут последствия чартерных скандалов? Об этом и о многом другом рассуждает президент компании «Мегаполюс Турс» Эдуард Кузнецов (фото).

- Эдуард, спрос на услуги турфирм в летнем сезоне заметно вырос. Можно ли считать, что кризис закончился?

- Действительно, экономика увидела «зеленые ростки». Цены на нефть пошли вверх, биржевые индексы демонстрируют не очень устойчивый, но рост - и люди поехали.

- Неужели есть настолько прямая связь между ценами на нефть и спросом на туруслуги?

- Конечно. Нефтедоллары моментально попадают в экономику, улучшается экономический фон. Эти деньги доходят до клиента, покупательная способность растет. Плюс в ситуации активной стадии кризиса люди более бережливо относятся к деньгам, к получению кредитов. А сейчас возвращается наше родное «авось» - можно потратить все и ждать зарплаты следующего месяца. Таков наш российский менталитет. Потому мы и видим рост на 30-40% на ряде направлений. Проблема в том, что топ-менеджеры туроператорских компаний тоже увидели эти ростки и занялись своим любимым делом – увеличением доли рынка. И вот опять по ряду направлений спрос превышает предложение. Это касается всех греческих островов, Латинской Америки и особенно Кубы. В Гавану «Аэрофлот» выполняет пять рейсов в неделю и еще два «Трансаэро» на Варадеро. Это явный перебор.

Что же касается кризиса… Политики говорят, что он позади. Серьезные экономисты - что все еще впереди. Я склонен верить экономистам. Хотелось бы ошибиться, но не думаю, что кризис нас уже миновал. Похоже, мы переживаем затишье перед вторым валом, который прогнозируют на осень – конец года. Государственные резервы, которые можно было бы вливать в экономику, формировать спрос, как это было в прошлый раз, уже заканчиваются, для большинства очевидно наступление времени экономии на всех уровнях. Так что макроэкономический прогноз нельзя считать позитивным.

- Иначе говоря, вы считаете оптимизм туроператоров преждевременным?

- Да. И те цены, которые мы сейчас видим на рынке, с трудом позволяют говорить о прибыли в операторском бизнесе и формировании резервов. Какие-то программы более стабильны, какие-то менее, но все вместе – около нуля. Вы посмотрите, что творится в Греции. Не могу понять операторов, которые взяли на Ираклион перевозку по всем дням недели, в том числе таким, которые трудно реализовать из-за квотирования отелей по определенным дням. С Хорватией и Черногорией проблем меньше. Некоторые операторы поставили слишком большие объемы и сейчас это признают, но все же глубина продаж в этих странах около 30 дней. И туров по 299 евро нет.

Очень показательным был прошлый год. Операторы испугались, насторожились, сократили перевозку, а потом дружно сказали, что это был один из немногих сезонов, когда удалось заработать. Пресытившиеся хотельеры поменяли политику, сделали цены адекватными, операторы поменяли стратегию. И 2009 год прошел неплохо. Но тогда мы готовились к тяжелому сезону после зимы 2008/2009. В этом году при формировании летних программ опирались на итоги зимы, а зима показала серьезный рост объемов на многих значимых направлениях – в альпийских странах, Гоа, Латинской Америке. С этим оптимистическим настроем и рванули в лето, быстро забыв конец 2008 и начало 2009. Впрочем, многие операторы вынуждены так действовать, поскольку им нужны оборотные средства, нужно банкам показывать рост объемов. Иначе не удастся перекредитоваться.

- В чем конечная цель наращивания объемов при нулевой прибыли?

- Трудно сказать. Возможно, все надеются, что в какой-то момент конкуренты умрут и настанет золотой век. У турецких операторов есть возможность зарабатывать в самой Турции на приеме туристов, дополнительных услугах, но на других направлениях это значительно сложнее. Вероятно, они думают, что им удастся за несколько лет, залив субмассовые направления деньгами, переделить рынок, выжав с него средних и небольших операторов.

- Таких, как «Мегаполюс»?

- Нас трудно выжить, у нас есть Kuoni и нам не нужны кредиты.

- Неужели западные покупатели российских компаний готовы бесконечно вкладывать деньги в Россию, не получая прибыли с этого рынка?

- Они, конечно, хотят, чтобы была прибыль, но есть реальность.TUI объявила, что готова вкладывать в российский рынок до $20 млн. в год. Думаю, это не только вложения в рекламу и сеть продаж, но и учет фактора демпинга. Если на рынке есть определенные цены, мы не можем предлагать что-то другое. Нужно иметь какой-то совершенно необыкновенный продукт, чтобы продавать его на 100-200 евро дороже других. Сейчас все пляшут с разницей 10-20-30 долларов, кто-то упал - падают другие. В этой ситуации очень сложно быть прибыльным. Но иностранцы стараются смотреть далеко вперед, прислушиваются к прогнозам международных аудиторов. Ведь большая четверка рейтинговых агентств очень позитивно оценивает перспективы экономической ситуации в России на ближайшие 5-10 лет, что для меня загадка. Но Kuoni, TUI и другие верят в наше будущее.

- Они рассчитывают, что выживут сильнейшие?

- Все понимают, что демпинговая история вечно продолжаться не может. Осталось два-три года – и все. Серьезные экономические преобразования произойдут, другое будет отношение к деньгам, все это поможет более правильно расставлять приоритеты. Развиваться нужно будет не на заемные средства, а на собственные, заработанные деньги. Но моя интуиция подсказывает, что все может случиться еще быстрее, произойдут события, которые сейчас и макроэкономисты не могут учесть…

- Какую прибыль имеют с пакета европейские туроператоры?

- В Kuoni прибыль составляет 10-15% после выплаты комиссии, прибыль оператора всегда выше агента. У нас наоборот: у оператора 3-4%, а у агентства – 10-14% за минусом скидки туристам. Притом что у туроператора себестоимость выше, рисков больше. Прибыль должна отражать экономику. Агент сегодня рискует значительно меньше, его оборот должен лишь превышать постоянные расходы. При этом я не хочу сказать, что агентский бизнес легче: там идет борьба за клиента не менее жестокая - война скидок.

- Отсутствие демпинга на европейском рынке – результат меньшего количества туроператоров?

- В том числе. Но они не договариваются между собой, они правильно считают и приходят к одному результату. После укрупнения туроператорского бизнеса в Европе поняли, какие расходы должен нести оператор и какую он должен иметь рентабельность. Европейцы – они вообще другие, у них другой менталитет, другая система работы. Ну не приходит им в голову работать без прибыли.

- А почему нам приходит?

- У нас эта практика сложилось лет семь назад, а к острой стадии она перешла, когда операторы с массовых направлений вышли на субмассовые. Но российский туризм с 1998 до 2007 года был таким, что палку воткни – она вырастет. Спрос рос на 20-30% в год, компании строили стратегию бизнеса под рост. Все списывалось, все закрывалось, ошибки прощались.

- Мы все время говорим о том, что демпинг – это плохо. Но, может быть, возможность покупать продукт туроператоров дешево – это хорошо для российского потребителя? Ведь туризм – сравнительно новый для нас вид услуг, а тут получается, что семья даже с небольшими доходами может позволить себе приобщиться к заграничному отдыху. Да и клиентская база операторов автоматически расширяется.

- И да и нет… С одной стороны, для туристов хорошо покупать продукт по низким ценам. Я говорил уже, что российский туроператорский бизнес похож на серьезную социальную программу по инвестированию в отдых для россиян. Но с другой - туристы сталкиваются с риском банкротства оператора и возможностью никуда не улететь, оставшись в основании пирамиды, да и поддерживать качество при минимальной рентабельности сложнее: это и зарплата специалистов, и сервис и т.п.

- Как вы оцениваете последствия инициированных «Аэрофлотом» чартерных скандалов, которыми ознаменовалось начало летнего сезона?

- Приказ Минтранса №92 существует не первый год. Можно было предположить, что однажды он сработает, но авиакомпании, как всегда, понадеялись на авось. Эти надежды не оправдались, образовался хаос, который затронул и нас. Наш продукт по Греции находится в среднем и выше среднего ценовом диапазоне. Нам нужна была качественная перевозка, под определение которой не совсем подходил «Ямал». Тем не менее, мы заключили с ними договор на условиях, которые на тот момент нас устроили. Но авиакомпания «Ямал»не получила разрешения летать в Ираклион, причем в последний момент. После этого уже «Аэрофлот» предложил нам очень хорошее партнерство в своей программе чартерных рейсов, которое мы охотно приняли.

- Цены «Аэрофлота» конкурентоспособны?

- Они чуть выше, чем у большинства чартерных компаний, но качество перевозки – выше намного. «Аэрофлот» - это бренд. Самолеты для чартеров используются те же, что и для регулярных рейсов. На первый рейс авиакомпания поставила один из самых новых – «Юрий Гагарин», выпущенный в прошлом году. Наши туристы были в восторге.

- Получается, что вы от действий «Аэрофлота» выиграли. Но в целом корректными их назвать нельзя.

- Ни в одной стране мира нет такого количества авиакомпаний. Получится ли таким регулированием укрупнить рынок перевозки и правильные ли это меры – вопрос. Но если получится, через ряд косвенных процессов это повлечет за собой и укрупнение туроператорского рынка. Бесконечный демпинг точно приведет его в плачевное состояние. Если на рынке работает 80 авиакомпаний и, как минимум, 500 операторов и полуоператоров, то демпинг возникает с обеих сторон. Операторы берут дешевую перевозку, под нее дешевые отели, происходит разбалансирование рынка.

- Можно ли в будущем ожидать подобных ситуаций?

- Это зависит от того, сохранит ли свою стратегию в борьбе за сегмент чартерных авиаперевозок «Аэрофлот». Для нас же важна стабильность. Если правила установлены, это лучше, чем когда они меняются во время сезона. «Аэрофлот» сейчас открыт для сотрудничества с любым туроператором. Если есть запрос на перевозку, можно подавать заявку. Но оператор должен правильно рассчитать свои силы и выдержать этот контракт.

- Каков план работы вашей компании на 2010 год?

- Мы идем к тому, чтобы продавать туры с рентабельностью хотя бы 10% после выплаты агентской комиссии. Хоть сегодня это практически невозможно. Поэтому пока наша задача – сконцентрировать силы на ряде направлений, сделать качественный продукт и только потом расширять ассортимент. Наши стратегические направления – острова Греции, Хорватия, Черногория, Азия (Индонезия, Индия, Таиланд, Китай и др.), Карибы, Израиль, горные лыжи в Альпах. Чтобы в меньшей степени зависеть от рынка, оператор должен иметь свой продукт. Когда 20 операторов летают на одном самолете, пользуются одной принимающей компанией и возят в одни отели, турист не понимает, в чем разница, и ищет только лучшую цену. Наша задача – выходить на фулл-чартеры, усиливать службу представителей на курортах, отбирать лучшие отели, делать высоким качество нашего продукта. Мы строим умный и серьезный бизнес, который сможет принести максимальные результаты – и нам, и нашим партнерам. (Юлия Батырь, RATA-news)

Версия для печати